Любящее сердце стоит больше, чем вся мудрость на свете.

Чарльз Диккенс «Дэвид Копперфильд»



Блог Игоря Пашечко

         В возрасте примерно 20 лет я углубился в духовный поиск. На душе и в уме было плохо и муторно – я не понимал, кто я и зачем. В то время на рынок хлынуло множество духовной, эзотерической и психологической литературы, а я трудился в маленьком книжном бизнесе, посещал выставки-продажи и доступ к любому чтиву имел практически неограниченный. Я читал Айванхова, Лермонтова, Виилму и Брэгга. Продирался сквозь дебри Кастанеды и Агни-йоги, и даже добежал до «Последнего завета» Сергея Торопа, более известного как Виссарион.
       В общем, я искал. Делал я это, по правде говоря, достаточно глупо, если не сказать опасно. Я читал запоем, не дочитав, бросал и принимался за новое, читал несколько взаимоисключающих книг одновременно и самое главное - никак не применял прочитанное на практике (в случае с Виссарионом, конечно, хорошо, что не применял). В итоге в моей голове скопилось огромное количество мнений, фраз, цитат, которые начали гнить, и, вместо душевного покоя и ясности, я получил состояние сильно похожее на невроз.
       От сумасшествия меня спасла армия. Хороший прапорщик и пара сержантов вообще хорошо воздействуют на перекрученные мозги творческой интеллигенции. А так как в армии я задержался на целых девять лет и ушел в запас уже сам будучи прапорщиком, то к духовному поиску я вернулся не скоро.
       Многие из этих книг были интересны и полезны, и, безусловно, принесли бы пользу и мне, если бы я читал их нормально. Но выделить хочу одну.

Владимир Жикаренцев. «Путь к свободе. Кармические причины возникновения проблем».
       Описывать методики и практики, которые есть в этой книге смысла нет, да у меня и не получится. Расскажу лишь об одном инструменте, который периодически использую до сих пор.
       Впервые именно у Жикаренцева я прочитал о том, с чем сегодня согласны даже самые упёртые медики – практически ВСЕ болезни имеют в своей основе психологические причины.  Так вот – в конце книги «Путь к свободе» есть таблица, где в алфавитном порядке указаны названия болезней, затем возможные причины их возникновения (ограничивающие убеждения) и возможный выход (новые мысли).
       Пример: желудок: управляет питанием, переваривает, усваивает новые идеи.
       Возможная причина болезни (ограничивающее убеждение): опасения, страх нового, невозможность ассимилировать новое.
       Новая мысль: жизнь в гармонии со мной. Я ассимилирую новое каждый момент моей жизни. Все прекрасно.
       *Ограничивающие убеждения и новые мысли можно прописывать свои. Главное суть.
Как это работает:
       Не так давно, пару лет назад меня пригласили выступить в нашей библиотеке. Творческий вечер или что-то вроде этого. Даже афиша сохранилась. За день до выступления меня свалил приступ подагры. Подагры, непечатные слова и эпитеты! Сколько раз я встречал это мерзкое слово в любимых приключенческих книгах, и всегда этой болезнью болели всякие негодяи. И вот на тебе! Вместо творческого вечера я загремел в больницу. Меня прокапали, прокололи, я хорошенько выспался и бодрым, практически здоровым сайгаком заскакал домой.
       Через два дня все началось снова. Боль адская! Я вслух проговорил все, что думал в тот момент о врачах и обо всей медицине в целом (собака Джек, испуганно озираясь, ушел в другую комнату. От греха). Затем я сел и, насколько позволяла мучительная боль, задумался. Меня лечили хорошо. Даже очень. Почему же мне снова больно? Инсайт: Елки-палки, тело получило необходимые лекарства, но умище-то остался на прежнем месте!
       Я открыл Жикаренцева и прочитал:
Подагра. Возможные причины: Потребность в доминирование. Отсутствие терпения, гнев.
Это был мой портрет на тот момент. Ни убавить, ни прибавить. В точку. Бинго.
       Я стал проговаривать свои ограничивающие убеждения и заменять их на новые мысли. Вы не поверите. 10 минут и приступ прошел. Поразительно!
     Я и сейчас пользуюсь этим методом – зараза оказалась хронической, как, впрочем, и потребность в доминировании, гнев и нетерпимость. Работает. Не забываю я, конечно, не реже трёх раз в год заходить к своему лечащему врачу для осмотра. По совокупности – эффект выше всяких похвал!

Четверг, 20 Апрель 2017

Евгений Гришковец

        С Евгением Гришковцом я «познакомился», посмотрев его спектакль «Как я съел собаку». И меня до глубины души поразил этот некрасивый, помятый, картавый дядька, который говорил СЕРДЦЕМ. Поразил удивительный, тонкий, немного ироничный, и в то же время ранимый юмор. Поразило его умение держать зал собой одним – без спецэффектов и декораций. Но более всего поразило то, что он говорил ОБО МНЕ…
      Затем я, тогда начинающий блогер, увидел его в пространстве «Живого журнала» и сразу же с ним «зафрендился». Читал его посты, часто не соглашаясь с их непримиримой оценкой происходящего вокруг, комментировал и один раз подискутировал с Евгением Валерьевичем по поводу творчества Григория Лепса…
      Во время рабочей поездки DramRockStudio на фестиваль «Koktebel Jazz» я открыл для себя «Асфальт». Опять про меня! «Асфальт» стоит почитать мужчинам от 30 до 40 лет, в нем наша, мужики, сегодняшняя жизнь – все эти сомнения, первые уколы под сердцем, респектабельность, «треугольники», бизнес-напряги и многое другое…
       Помню, однажды я прятался в уютной кафешке ЦМТ от дождя. Настроение было поганое – что-то там не клеилось, машина сломалась, дождь опять же… И тут я увидел в маленькой кафешной библиотечке для посетителей две книги Гришковца. Они стояли между подборкой журнала «Вокруг света» и книгой об оккультизме в христианстве. «Асфальт» я тогда уже прочитал, а про «Год ЖЖизни» слышал, но не касался. Я хлебнул горячего клубничного чая, куснул свежайшую слойку, открыл книгу и – «Настроение улучшилось», - как любит говорить Евгений Валерьевич…
     Отдельно хочется упомянуть музыкальные проекты Гришковца с группами «Бигуди» и «Мгзавреби». Я слушал их промозглой зимой, после утренних эфиров, сидя «на телефоне» в редакции, за окном что-то лилось или сыпалось, а на душе было – ХОРОШО…
    Сегодня я постоянно захожу на http://odnovremenno.com/ и с удовольствием читаю, что происходит в жизни и творчестве замечательного артиста, режиссера, писателя и драматурга, и просто отличного мужика – Евгения Гришковца.

Понедельник, 10 Апрель 2017

Барбара Шер «Отказываюсь выбирать»

         Если бы я не нашел эту книгу, у меня был бы невроз. Или ещё чего похуже. Эта книга – ответ на мои многолетние вопли о помощи.
       В течение, наверное, двадцати лет, меня сильно бесило одно обстоятельство. Я не знал, чего хочу от жизни. В творческом и профессиональном смысле. Я всей душой завидовал людям, которые чётко знают, чего хотят и упорно идут к поставленной цели. Например, я всегда понимал, что Юрий Стыльский и Татьяна Колтынаева – музыканты. Тимофей Ильевский и Денис Федоров – режиссеры. Игорь Горбиков и Анатолий Воробьев – хореографы. А я кто?
       А я был ВСЁ.
       Я метался от микрофона певца к микрофону ведущего, от ноутбука писателя к ноутбуку журналиста, от мастерства актёра к мастерству поэзии и композиции. Даже если я силой воли выбирал одно направление, оно через некоторое время дробилось на несколько частей. Если я решал быть только музыкантом, то утром мог в фуражке со звездой, серпом и молотом петь о войне, днем записывать в студии забойный рок-н-ролл, а вечером горланить на корпоративе «Белые розы».
       И несмотря на то, что всё вышеуказанное у меня неплохо получалось, я чувствовал себя ужасно - ведь многие свои проекты я начинал и бросал не закончив. Я ощущал себя полнейшим лузером, неудачником, хватающимся за всё подряд и ничего не добившимся в жизни. И так продолжалось достаточно долго.
       И вот совсем недавно – года не прошло! – я наткнулся в Интернете на отрывок из книги Барбары Шер «Отказываюсь выбирать». Господи, спасибо Тебе!
       Эту книгу я ещё читаю. Сложно лечатся внутренние шрамы, нанесённые многолетним самобичеванием. Сложно признать себя абсолютно нормальным человеком с особым укладом творческого мышления.
       Оказывается, есть люди-дайверы и люди-сканеры. Люди-дайверы чуть ли не с детских пеленок знают, чему они хотят посвятить свою жизнь. Они выбирают одно дело и добиваются в нём своих высот. Все остальные их увлечения – всего лишь увлечения. Основное дело всегда впереди.
       Сканеры другие. Им интересно ВСЁ. Причем в равной степени. Они хватаются за абсолютно разные направления, блестяще развивают их, затем бросают не закончив, хватаются за новые, бичуют и обвиняют себя, дают себе обещания взяться за ум и снова срываются в новые авантюры.
       Выход есть! Он в книге «Отказываюсь выбирать». Сканеры – читайте!

         Недавно перечитал свой блог и подумал, что он какой-то несерьёзный. Какие-то челюсти, мушкетеры, поп-артисты. Человеку, которому доверили писать на одной из главных литературных Интернет-площадок города, пристало бы описывать серьезные труды, философские трактаты многослойные поэмы и повести. «Надо что-то менять», - подумал я и сел за рассказ о «Необыкновенных приключениях Арбузика и Бебешки», но вовремя спохватился. «Ты еще про мышонка Пика напиши», - злобно сказал мой внутренний Критик.
       Внутренний Критик – реально существующее зло. Он есть в каждом человеке, независимо от рода его занятий. Этот змеиный голос не перепутаешь. Это не Честная Самооценка, дающая возможность увидеть свои сильные и слабые стороны, а хладнокровный убийца идей, планов и задумок. Я не утрирую.
       Именно о том, как заставить замолчать внутреннего Критика, как позволить себе творить, как жить той творческой жизнью, которая нравится – книга Джулии Кэмерон «Путь художника». Эта книга предназначена для художников (музыкантов, писателей, актеров и т.д.), которые находятся в творческом тупике. Эта книга для тех, кто мечтал стать пилотом реактивного самолета, а вместо этого перебирает бумажки в офисе, для тех, кто мечтал о карьере рок-звезды, но вынужден каждое утро стоять в строю.
       «Путь художника» - не пространные теоретические размышления. Это конкретный практический курс с темами и заданиями, рассчитанный на 12 недель. Я его прошел. И неожиданно для себя стал арт-директором сразу двух баров (клубов). Даже если вы не запишетесь в отряд космонавтов, не будете номинированы на «Grammy» и не продадите 1 000 000 экземпляров своего блокбастера «Брестские зомби» - ваша жизнь изменится к лучшему. В ней появится гораздо больше радости, вдохновения, смелости и удивления. Я серьезно! 12 недель – это ничто, по сравнению с годами унылой жизни.
       P.S. Фразы из книги, которые смело можно вытатуировать: «Для того, чтобы стать хорошим художником, нужно сначала стать плохим художником». «Сколько мне будет лет, когда я научусь играть на рояле? – Столько же, сколько будет, если не научитесь».

Четверг, 16 Февраль 2017

Питер Бенчли «Челюсти»

         Если бы большие белые акулы могли целенаправленно изловить писателя Питера Бенчли, написавшего роман «Челюсти», и режиссера Стивена Спилберга, снявшего по нему одноименный блокбастер, они не стали бы их пожирать сразу. Они бы несколько дней погоняли товарищей по океану, а уж потом уделали их всей популяцией. Медвежью услугу, которую эти два гения оказали хищникам, сложно недооценить…
       Краткое содержание романа: ГИГАНТСКАЯ белая акула появляется у побережья курортного городка и нападет на женщину. Городская администрация отказывается закрывать пляжи, ведь тогда город покинут туристы, и это скажется на экономическом положении жителей. В итоге гибнут ещё три человека. Затем трое смельчаков – местный шериф Броди, рыбак Куинт и океонограф Хупер - отправляются на поиски хищницы и убивают ее. В процессе охоты их лодка тонет, Куинт и Хупер погибают. Добирается ли до берега шериф Броди, автор не раскрывает. Все эти ужасы происходят на фоне междоусобиц личного, семейного и городского масштаба.
       Книга шикарная. Нападения акулы описаны настолько мастерски, что ужас продирает до костей. Единственное, чего я не понял в романе, это подробные описания жизни курортного городка, кризиса в семье шерифа Броди и его жены Эллен, мафиозных связей мэра города и прочего быта. Собственно, сцен с акулой в книге не так уж и много. Зато вышеуказанных бытовых баталий – хоть отбавляй! Вопрос – зачем? Может быть потому, что издатель сразу заплатил Бенчли 1000 долларов за первую страницу романа, и он писал на количество?
      (А, может, все эти «отношения» - аллегория, «челюсти жизни», которые сжимают человека?)
      С другой стороны, я всегда помню фразу, которую услышал от одного известного музыкального критика: «Если вам не нравится – не значит, что это плохо». «Челюсти» оставались в списке бестселлеров 44 недели, роман признан классикой жанра, публика, а также издатели, продюсеры и режиссер влюбились в нее сразу – значит, написана она круто, и не мне судить автора и его произведение.

Пятница, 27 Январь 2017

Два Юрия. Коротков.

коротков 

    Советский и российский киноактёр, кинорежиссёр, писатель и сценарист.

   С творчеством Юрия Короткова я познакомился, не зная о нем вовсе. В начале 90-х в пионерском лагере давали фильм «Авария – дочь мента». С актрисой Оксаной Арбузовой, ныне супругой Ивана Охлобыстина, в главной роли. Про то, что Оксана – супруга Охлобыстина пишу лишь потому, что очень сложно сопоставить безбашенную Аварию и матушку Оксану, верную жену и мать шестерых детей.
   Для нас это была просто бомба. Сильный фильм. К тому же Оксана Арбузова в двух эпизодах снималась обнаженной. А что еще пионеру надо? В фильме ярко отражен конфликт бушующей неформальной тусовки – панков, металлистов, рокеров (сегодняшних байкеров) и их антиподов – родителей, учителей, милиционеров, комсомольцев, люберов. А меня уже влекло в рок-н-ролл, как кота к валерьянке. Затем я прочитал «Аварию» и был покорен автором – от книги было не оторваться.

Среда, 28 Декабрь 2016

Два Юрия. Поляков.

треугольная жизнь 

   Есть у меня два любимейших «жизненных» писателя – Юрий Поляков и Юрий Коротков. «Жизненных», потому что пишут с натуры. Без прикрас. По-доброму и с пониманием, порою иронично и жёстко, но всегда честно. Читая Юриев, ни на минуты не сомневаюсь, что так оно всё и есть. А иногда, и чаще всего с внутренним сожалением, грустью или стыдом, осознаю – и у меня так было. А еще мне нравится описываемые авторами эпохи – СССР, Перестройка, 90-е и начало «нулевых».

Четверг, 22 Декабрь 2016

Михаил Веллер

           В литературе у меня есть кумир. Он один. Очень много тех, чье творчество я люблю, уважаю, обожаю. Есть те, перед кем преклоняюсь, например, Михаил Афанасьевич Булгаков. А кумир один.

Веллер.

       Если бы меня спросили: «Как КТО бы ты хотел писать?», я бы, не задумываясь, ответил: «Как Веллер». Стиль, вкус (даже не вкус, а СМАК!) каждой фразы, удивительное чувство юмора – умное, жесткое, с примесью иронии и сатиры, багаж знаний – за гранью возможного. И написано так,  будто сам он вел и танк и танкер, пилотировал истребитель и «кукурузник», сидел в тюрьме и командовал «цеховиками»…  Прочитав «Приключения майора Звягина», я представлял Михаила Иосифовича именно таким – высоким, стройным, подтянутым отставным военным - и очень удивился, увидев по телевизору желчного и задиристого плюгавого мужичонку (смеюсь). И это не испортило впечатления!
       В своих первых писательских попытках я безбожно копировал его, крал выражения и обороты, всеми силами, хоть и не всегда осознанно, пытался походить на него. Одно время я радовался тому, что похожу на Веллера количеством опробованных мною профессий.

Понедельник, 19 Декабрь 2016

Роберт Ирвин Говард «Голуби из ада»

          Только диву даешься, как люди находят подобные сюжеты. И как они с этим живут. Родитель Конана-варвара и Соломона Кана порадовал меня в юности произведением «Голуби из ада».
       «Будь проклят тот день, когда я открыл эту чёртову книгу!», - стучал я зубами из-под одеяла. Никакой патетики! Это не преувеличение – леденящий ужас, который периодически посещал меня после прочтения рассказа «Голуби из ада», ушёл сравнительно недавно. Прочитал я его в школе, а сегодня мне уже 37. И даже сейчас, когда я пишу этот пост для блога, забытое чувство шевелится во мне. Открыв в Интернете электронный вариант, чтобы вспомнить имя главного героя, я машинально стал читать дальше, и – нет. Пламенное «мерси».
       Американский Юг. Старый заброшенный дом с колоннами, галереями и балюстрадами. Два путешественника – Грисвелл и Бреннер - принимают зрелое и взвешенное решение остановиться в этом приятном месте на ночлег. В глубине же дома таится нечто НАСТОЛЬКО ЖУТКОЕ, что я чувствую мурашки на коже, мысленно пробегая глазами знакомые строки.
       Да что там я! По мнению Стивена Кинга и некоторых других авторитетных литераторов, «Голуби из ада» («Голуби преисподней») является одним из наиболее страшных рассказов в англоязычной литературе. А уж Кинг знает толк в том, как нагнать жути.

Пятница, 09 Декабрь 2016

Януш Леон Вишневский. «Бикини»

         Я человек со странностями. Например, если мне какое-то произведение (автор) не понравились с первой страницы, я сразу составляю мнение, что это «плохо» и придерживаюсь его с ослиным упорством. Выражение «Если вам не нравится – не значит, что это плохо» для меня в таких случаях не работает. Так же я обладаю странным предубеждением, которое развилось в среднем возрасте: я боюсь начинать читать новые книги (смотреть новые фильмы, слушать новую музыку музыку). Лучше перечитывать, пересматривать, переслушивать старое. Объяснение: А вдруг не понравится? Объяснение объяснения: Неизвестно.
       Так было и с Янушом Леоном Вишневским. Я сунул нос в «Зачем нужны мужчины?», книга мне по понятным причинам не понравилась, и я записал Вишневского в личные литературные парии. Но полное доверие к профессиональному мнению Ирины Фоминой перекрыло мои бредовые убеждения, и я взял в библиотеке «Бикини».

         В одной из аннотаций «Бикини» называют фреской. Не знаю, что роднит эту книгу с живописью по сырой штукатурке – для меня применение эпитета «фреска» к данному произведению означает «ни убавить, ни прибавить». Точность фраз, диалогов, ситуаций, совпадений, исторических фактов, характеров героев выполнена филигранно. Закрыв последнюю страницу, я подумал, что не хочу знать, что будет дальше. Фреска она и есть.
       Пылающий и разрушенный в результате бесчеловечных бомбардировок Дрезден. Горы трупов. Летящее по воздуху стадо коров. Вой сирен. Звучание скрипки. Случайный роман, внезапная любовь, которая в таких случаях глубже и быстрее – ведь не завтра, СЕГОДНЯ, СЕЙЧАС все может закончить шальная пуля. В центре – главная героиня, Анна Марта Бляйтброй, молодая немка, фотограф.
       Бурлящий Нью Йорк, «NewYorkTimes» - ярчайший пример величия четвертой власти. Фуршеты и приемы, знаменитости, секс на заднем сидении машины, секс в лифте, секс в квартире, секс в рабочем кабинете. В центре – главный герой, Стенли Бредфорд, американец, фотограф, репортер.
       Две судьбы, слившиеся неожиданно и глубоко, просто и судьбоносно, описанные – да, именно так, по сырой штукатурке. Порой до слез, до изумления. Гитлер, Геббельс, СС и гитлерюгенд, отголоски Перл-Харбор, Хиросима и Нагасаки, «как вы допустили фашизм?», как быть немкой перед людьми, пережившими ужас концлагерей, как забыть, как начать дальше?
       Третий герой – Эндрю Бредфорд, физик, который…. Ну, не буду открывать все тайны. Этот поворот сюжета очень сильный, хотя выполнен мастером житейски просто.
       Сильная книга. Спасибо, уважаемый пан Януш!

   imperia angelov
   О Вербере хочется сказать особо. Я не читал его "Танатонавтов" - начал сразу с "Империи ангелов". Круто! Потрясающий коктейль. Ингредиенты - приключенческий роман, детектив, историческая справка, эзотерика, теология или даже теософия, и многое другое.
   Если кратко, то так: главный герой - Мишель Пэнсон - погибает в результате авиакатастрофы - терпящий крушение "Боинг" врезается в его дом. Пройдя испытание на страшном суде, он становится ангелом и получает задание опекать троих подопечных - писателя Жака, топ-модель Венеру и солдата Игоря (единственная книга, где герой по имени Игорь - это персонаж, вызывающий уважение, хотя, все равно, тот ещё тип!). И далее - история ангела, который постоянно нарушает правила, и троих людей, пытающихся справиться со своими проблемами, тяжестями, страхами и прочим. Оказывается, ангел может «забить» на подопечного и улететь! Я это представил и даже физически ощутил! Ну... хотя это может быть от мнительности: когда у меня что-нибудь болит, я сразу решаю, что пора уже идти и гроб себе заказывать. А как ангелы нам подсказывают правильные действия через сны, знаки, домашних животных!
   Отдельной сюжетной линией идет некая «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», которую ведёт друг и учитель новоявленного ангела Мишеля ангел-наставник Эдмонд Уэллс. В ней можно найти всё: от рецепта торта и устройства муравейника, до ядерной физики и альтернативной истории Земли.

mi bogii

   Продолжение "Империи ангелов" - трилогия "Мы, боги". Мишель Пэнсон, поработав ангелом, становится богом и попадает в Эдем, в школу богов. Я не буду рассказывать сюжет. Просто скажу, что это потрясающе. И самое потрясающее то, что, похоже, так всё и происходит. У каждого народа есть свой бог. И этот бог может проиграть в схватке с другими богами, и даже умереть, и оставить свой народ. И тогда другой бог, оказавшийся сильнее, забирает народ себе. Что мы и видим в сегодняшней Европе.
   И отдельного упоминания стоит концовочка - финал трилогии. Только за неё Верберу можно лить прижизненные памятники и называть его именем литературные премии. Это потрясающе. Неподражаемо. Я лично такого нигде не встречал.

        Я нашел их в сборнике "Юмор серьезных писателей". До этого я никогда и ничего не слышал о блестящем писателе Исааке Эмануиловиче Бабеле. Я ехал из Киева в компании близких и дорогих мне людей, с которыми мы всю дорогу острили, смеялись и философствовали. Но когда я добрался до рассказов Бабеля, оторвать меня от книги моим друзьям не представлялось уже никакой возможности. Я гулял по Молдаванке и окружающий вагонно-автобусно-дорожно-таможенный мир меня не интересовал.
     Я говорю не о всех "Одесских рассказах". Большая часть их (для меня) достаточно тяжелое повествование. Я о том, "Как это делалось в Одессе".
     Король налетчиков Беня Крик (прототип знаменитого Мойши Винницкого или как его называли "Мишки Япончика"), одноглазый "авторитет" Фроим Грач, "ironmaiden" Любка Казак, старый Цудечкис - это книга для тех, кто любит Одессу, а кто не любит - полюбит, ручаюсь.

Страница 1 из 2